Давид Худжец: Между украинцами и бандеровцами в Польше стоит знак равенства

«Разом нас багато, нас не подолати» – музыкальный хит украинской группы «Гринджолы», ставший гимном «оранжевой революции», 13 лет назад разносился по всей Польше. На Украине песня являлась выражением накопившегося недовольства Януковичем, над Вислой – символом солидарности с Украиной, желающей евроинтеграции. «Разом нас багато» знал в Польше каждый, немногие знали в чем суть, еще меньшее количество интересовалось сложной политической обстановкой у восточных соседей. Пришествие в исступленных ритмах музыки красочной, «жизнерадостной» революции вызывало симпатию у обывателя. Никогда, ни прежде, ни после, польско-украинские отношения не были такими теплыми.

В последнее время из Польши приходят сообщения о целом ряде антиукраинских инцидентов. Разрушенные памятники УПА, свастика в здании консульства, предупреждения о проверках украинцев в магазинах – только видимые симптомы происходящего. Польские СМИ молчат о растущих фактах избиений молодых людей, говорящих на украинском языке. Более того, за 13 лет до такой степени изменилась сама атмосфера польско-украинских отношений, что если бы на уровне межгосударственных отношений это что-то значило, мы давно бы уже воевали.

Когда Украина делала только первый шаг в сторону ЕС, Польша уже вошла в Евросоюз. Над Вислой это восприняли как подтверждение того, что усилия правительства Союза демократических левых сил верны, и что польский народ ждет светлое будущее. Как же не поддержать в таком деле и своих соседей. Я помню, в то время об Украине говорили все, говорили о казаках, Хмельницком, но чем действительно являлось государство, скрывавшее кровавую историю УПА – не знал никто. На русский Юго-восток Украины также никто не обращал внимания. Хотя, некоторые независимые эксперты и предупреждали, что добром это не кончится.

Увлеченность «достижениями» оранжевой революции на Украине быстро стихла, подобно «евро-эйфории» в Польше, не выдержавшей ценового шока и еще одной «приватизации». По статистическим данным, страну сейчас готовы покинуть около четырех миллионов человек – в основном молодые люди и специалисты. Партия, которая вела Польшу в ЕС / НАТО, сегодня очень слаба, она не смогла пройти в парламент. После 2004 года политическая борьба обострилась между партиями, не испытывавшими к ЕС больших симпатий. И об Украине вспомнили только в конце 2013 года, к началу киевского евромайдана.

Польские политики опять пытаются увлечь народ ценностями Евросоюза, но над Вислой сейчас это воспринимается с возрастающим презрением. В СМИ снова призывают поддерживать Украину. Правда, на этот раз нет радостных песен, зато есть снайперы, коктейли Молотова, убитые и раненые. Поляки начинают более вдумчиво интересоваться происходящим. Мне вспоминается «эквилибристика» польских СМИ, «создающих» из членов «Правого сектора» безвредных патриотов. Это уже было в 2014 году: «на Украине нет нацистов, Россия — агрессор, в Донбассе убивают поляков».

Сегодня эти лозунги кажутся нелепыми, но тогда в них верили. А поскольку СМИ сговорились и вещали одно и то же, у рядового обывателя не возникало нужды искать альтернативные источники информации.

Укажу на еще один важный момент – речь не шла о любви к Украине, по сути, ставшей жертвой и объектом для манипуляций.

Главная задача состояла в том, чтобы вызвать симпатии к Европейскому союзу, но осуществить это в Польше в полной мере не удалось. Католические Варшава, Познань и Краков становятся более консервативны, либеральные ценности над Вислой и Вартой постепенно теряют свою монополию. Поэтому принимается решение (вопрос: где?) изменить тактику. Вместо никому не нужного образа «братской» Украины, полякам подыскали образ вымышленного врага – России. Тезис о том, что она якобы ответственна за все зло мира – становится основой информационной политики «польских» СМИ.

В апреле 2015 года ситуация полностью меняется. В день, когда бывший президент Польши Бронислав Коморовский в Киеве заявил, что Польша готова принять участие в миротворческой миссии в Донбассе, Верховная Рада Украины начала работу над законом о героизации УПА. Для поляков это воспринимается как «пощечина». Они стали интересоваться темой Волынской резни, которая до этого замалчивалась долгие годы. Апогеем явился фильм Войцеха Смарцовского «Волынь», который в Польше в течение семи недель проката (7.10-27.11.2016) увидело в кинотеатрах почти миллион четыреста тысяч зрителей. Масла в огонь подлили также агрессивные действия с украинской стороны: штрафы для актеров, снимавшихся в картине, блокирование выпуска фильма, голословные заявления, обвиняющие поляков в нагнетании ситуации.

В Польше осуждают прославление бандеровцев на Украине. В 2014 году мой блог, в котором я обсуждал этот вопрос, являлся гласом вопиющего в пустыне. Но уже в 2016 году волонтеры, которые еще два года назад поставляли гуманитарную помощь в батальон «Правый Сектор», прервали свою работу на Украине.

В польском Сейме также есть депутаты, которые призывают правительство к решительным действиям, правящая партия теперь во время парламентских выборов твердо заявляет, что не потерпит в Польше бандеровцев. Проукранские силы теперь выстраивают собственную оборону и борются за политическое выживание в Польше.

И в это время правительство партии «Право и Справедливость» проводит кампанию «открытых границ» для украинцев. И снова рядовой обыватель узнает с экранов ТВ о том, что Польше нужны рабочие руки, а если это будут не «украинские» руки, ЕС велит привезти иммигрантов из Африки / арабских стран. Терпение поляков заканчивается. В стране закрывают глаза на то, что средняя заработная плата едва удовлетворяет основные потребности. Ведь на самом деле миллионы поляков с радостью бы вернулись в страну, если бы они смогли найти там достойную работу. Закрывают глаза на неприятие и агрессию, которые вызывают в Польше предписания ЕС.

Зато рядовой обыватель узнает, что есть большая потребность в украинцах, тех самых, которые возвели на пьедестал Бандеру. При этом обыватель прекрасно понимает, что приезжие будут работать за меньшие ставки, и это заставит его самого также работать на меньшую плату. Такая экономика лишь усугубляет исторический разрыв.

Зададимся вопросом, кто несет ответственность за все это. Конечно, медиа-центры уже имеют готовый ответ: Путин! Мы не будем опускаться до их уровня. Начиная с 2014 года, Польша делала для Украины все, что могла: отправляла гуманитарные конвои, подпитывала бюджет ссудами, «билась» за Киев на внутренней арене ЕС / НАТО, поддержала антироссийские санкции. И каждый раз теряла на этом все больше и больше. Несмотря на это, Польша, еще не переболевшая романтизмом девятнадцатого века, делала бы еще больше. Но все имеет предел. Теперь, если посмотреть на настроения в обществе, не в правительстве (обратите внимание!) власти рано или поздно ответят перед избирателями за такую ​​«политику».

Украина взамен не сделала ни малейшего шага в сторону Польши. Напротив, она все время желала все больше и больше, не прося, но требуя! Она перенесла исторические проблемы в настоящее, плюнув поляками в лицо и ожидая, что они будут продолжать делать вид, что это дождевая вода. Кроме того, Украина пошла еще на один шаг – антипольскую кампанию, которая, я думаю, со временем станет более активной. Еще в 2014 года я предупреждал об этом, бандеровцам нужен враг, на очереди после России – Польша.

При таком положении дел бандеровские флаги в Польше действует на поляков, как красное полотнище на быка. Уже без разницы кто и что думает о Бандере. Над Вислой между украинцами и бандеровцами поставили знак равенства, и эти настроения будут только усиливаться.

Поделиться:

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Похожие материалы

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)