Фильм-расследование «Беглый огонь», снятый немецким журналистом (о событиях в Одессе 2 мая 2014 года)

О том, как в западных СМИ замалчивали трагические события на Украине, публикуя страшилки о России, рассказал немецкий журналист Ульрих Хайден. Он задолго до успеха французской ленты «Маски революции» снял фильм «Беглый огонь» о событиях в одесском Доме профсоюзов, однако продвинуть свое расследование в эфир Хайдену так и не удалось.

«Я думал, что Майдан — такой признак гражданского движения с нормальными требованиями. Например, против коррупции. Они хотели жить, как в Европе. Это не криминальные требования. Это еще не значит, что они хотят воевать с Россией. Но этих людей использовали закулисные дирижеры. В этом Майдане был национальный вопрос преувеличенной важности, типа мы можем быть счастливыми, только если отгораживаемся от России. Кто хочет разорвать культурные, экономические связи, тот вообще сумасшедший. Потому что это еще и рабочие места. Я уверен, что многие украинцы уже пожалели, что участвовали в этом Майдане и не думали о том, к чему все это приведет», — рассказал немецкий журналист, лично побывавший в Киеве во время событий на Майдане, в интервью «Комсомольской правде».

По словам Хайдена, когда он увидел, что собой представляют украинские националисты, то пытался отправлять в западные СМИ правдивые репортажи, однако редакции не хотели печатать то, что противоречило «генеральной линии».

«Для меня важно говорить с людьми на месте, что они ощущают, почему они чувствуют себя небезопасно, когда видят это новое киевское правительство. А западные главные редакторы видят только Брюссель, Москву и Вашингтон. Местное население их не очень интересует. Может быть, есть гражданин Украины, который гордится своей страной, но при этом не хочет ссориться с Россией. Это не укладывается в головах наших главных редакторов, такого человека не может быть!» — Сетует журналист.

В итоге Хайден пострадал за свои попытки быть правдивым — с ним расторгли договор, заключенный много лет назад.

«В декабре 2013 года из моей газеты позвонили и сказали: мы будем заканчивать с вами договор. Я с 2001 года работал корреспондентом, у нас был договор на основе гонораров. Я достаточно опытный человек, немолодой, и для меня это был шок. Я не думал, что такое вообще возможно. У меня огромный опыт, я объехал почти все бывшие советские республики. Таких людей не так много. И бросить такого человека — это значит, что есть что-то важнее реальных знаний о России. Одновременно я видел, как многие корпункты в Москве закрылись, стали делать вид, что Россия — это как-то неважно… Я считаю, самое страшное — когда вообще нет информации из России. В головах немецких граждан появляются только эти страшилки: российские войска в Восточной Украине, отняли Крым, Путин репрессирует оппозицию. А сейчас слышал сам и от коллег, что велят редакторы: пишите статью о том, как страдает русский народ», — рассказал о происходящем в западных СМИ немецкий журналист.

«Самое страшное, что Запад всегда в какой-то эйфории, когда идет военное вмешательство в другие страны. Мы там воюем за демократию. А потом начинается процесс замалчивания. Например, ухода литовского министра украинской экономики я в новостях не видел. Как ухудшился за последние два года уровень жизни украинцев — тоже. Не покажут наши СМИ и постоянные бесчинства праворадикальных самозванцев, которые ходят по улицам и наводят «порядок». Людям, которые хотят об этом писать, очень трудно», — добавил Ульрих Хайден.

Напомним, успех французской ленты «Украина. Маски революции», которую несколько раз поставил в эфир Canal+, помог прорвать информационную блокаду, устроенную западными СМИ вокруг событий в Киеве, приведших к государственному перевороту. После Франции фильм уже показали в Польше, что вызвало возмущение со стороны МИД.

Поделиться:

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Похожие материалы

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)