2 мая 2014 года… Страшный день, ставший точкой невозврата

Трагедия 2 мая 2014 года положила начало ожесточенной войне, положить конец которой может лишь суд над преступным киевским режимом.

Три года назад, 2 мая 2014 года произошло событие, которое стало поворотным во всей истории государственного переворота на Украине и последовавших за ним событий Русской Весны. Киевский режим перешел ту грань, до которой еще существовала надежда на какой-либо конструктивный диалог и поиск компромисса с теми, кто незаконно захватил власть на Украине.

Славянск и Одесса. Эти два города, пребывающие ныне в оккупации, стали символами мужества и трагедии тех, кто невзирая ни на какие обстоятельства, восстал за сохранение собственной идентичности, за право быть русским, а не безродным ивашкой, не помнящим родства и истории своего народа. Тех, кто не стал покорно раболепствовать перед пораженными бациллой украинства иудами, которые в одночасье перестали быть людьми, превратившись либо в палачей, либо в их пособников (а как еще назвать тех, кто глумился над погибшими, отпуская циничные шуточки про «шашлык по-одесски» или «жареных колорадов»).

Удар по Славянску

 

Первый акт трагедии 2 мая 2014 года разыгрался в Славянске. С первыми лучами весеннего солнца подступившие к городу силы так называемой АТО по приказу главаря киевского режима Александра Турчинова начали штурм этого небольшого курортного городка на севере Донецкой народной республики. При этом каратели активно использовали боевую авиацию, которая нанесла удары по городу и блокпостам ополчения. Защитникам Славянска удалось сбить из ПЗРК два «крокодила» Ми-24 и повредить один Ми-8. При этом из шести членов экипажа двух сбитых винтокрылых машин погибли пятеро. Одного вертолетчика ополченцы спасли и доставили в больницу. Впоследствии его отпустили с миром. Вместе с тем карателям удалось оттеснить ополченцев к центру Славянска, захватить господствующую высоту Карачун, с которой они затем в течение двух месяцев методично и регулярно обстреливали город, и полностью блокировать Славянск и Краматорск.

На следующий день, 3 мая, ВСУ атаковали соседний Краматорск. По данным местной газеты «Восточный проект», 2-3 мая 2014 года в результате действий украинских карателей погибли шестеро краматорчан. Так, в поселке Андреевка мирные жители пытались блокировать движение украинской военной колонны. Каратели открыли огонь на поражение по безоружным людям, одного человека задавили насмерть боевой машиной. Утром 3 мая на блокпосту в Краматорске украинский БТР расстрелял машину с гражданскими. Погибли четыре человека, в том числе 21-летняя девушка, медсестра Юлия Изотова.

Второй акт трагедии: Одесская Хатынь

 

Во второй половине дня 2 мая 2014 года страшная кровавая трагедия разыгралась за несколько сотен километров от Донбасса в Одессе. Несмотря на внешне спокойную мирную жизнь в этом приморском городе, жемчужине у Чёрного моря, уже на протяжении более чем двух месяцев кипели нешуточные политические страсти. Подавляющее большинство одесситов выступило категорически против государственного переворота. На Куликовом поле возник палаточный городок, организованный представителями местных общественных организаций, выступавших за федерализацию Украины, расширение полномочий региональных советов, государственный статус русского языка, тесную дружбу и сотрудничество с Россией. Одесские активисты пытались наладить диалог с новыми киевскими властями, мирным путем добиться выполнения своих требований, но получили в ответ запугивания, аресты и открытый террор. Явно не доверяя местным руководителям, киевская хунта провела в Одессе кадровые перестановки, назначив главой Одесской ОГА Владимира Немировского, а начальником местной милиции выходца из Западной Украины Петра Луцюка. Кроме того, в город были свезены тысячи представителей неонацистских группировок, в том числе «Правого сектора» (запрещен в России — прим.ред.) со всей территории Украины.

2 мая 2014 года в Одессе должен был состояться футбольный матч между местной командой «Черноморец» и харьковским «Металлистом». По его окончании фанаты обеих футбольных команд планировали провести марш «за единство Украины». Под видом околофутбольных хулиганов «ультрас» в Одессу были свезены вооруженные радикалы из «Самообороны Майдана», «Правого сектора», батальона «Днепр-1», организованного олигархом и по совместительству днепропетровским губернатором Игорем Коломойским. Курировал их тогдашний вице-спикер Верховной Рады Андрей Парубий. Это впоследствии подтвердил замначальника одесской милиции Дмитрий Фучеджи, вынужденный искать убежища в соседнем Приднестровье после того, как его обвинили в симпатиях к пророссийским активистам.

 

«Парубий со своими людьми реализовал замысел, который был задуман. Среди обычных участников фан-марша “За единую Украину” были боевики Парубия», — рассказал впоследствии Фучеджи российским СМИ.

Одним из боевиков Парубия был так называемый сотник Микола (он же — Николай Волков), который затем лично из пистолета расстреливал укрывшихся в Доме профсоюзов активистов Куликова поле. Также его называют командиром добровольческого батальона «Шторм».

Первые столкновения между вооруженными боевикам и активистами Куликова поля начались днём 2 мая на Греческой улице после того, как «куликовцами» был задержан и сдан милиции провокатор-радикал, открывший стрельбу из травматического оружия. Столкновения в центре Одессы с применением, в том числе огнестрельного оружия закончились тем, что сторонники федерализации вынуждены были отступить в торговый центр «Афина». Опьяненные первой победой экстремисты устремились на Куликово поле, где разгромили и сожгли палаточный городок безоружных активистов. Находившиеся там люди укрылись за стенами Дома профсоюзов. Тогда вооруженные украинские боевики начали забрасывать здание специально приготовленными «коктейлями Молотова». Около 19-00 в Доме профсоюзов возник пожар. Радикалы расстреливали из огнестрельного оружия и добивали палками и железными цепями спасавшихся из горящего здания безоружных людей, среди которых было немало женщин, а также не пропускали на Куликово поле машины с пожарными и скорой помощью. По словам очевидцев событий, милиция фактически устранилась от выполнения своих прямых обязанностей по обеспечению правопорядка.

В ходе устроенной киевским режимом кровавой бойни в Одессе погибли, по официальным данным, 48 человек. По неофициальной информации, общее количество погибших могло быть в 2-3 раза выше.

 

Преступный цинизм апологетов демократии

События в Славянске и Одессе 2 мая 2014 года для многих людей стали точкой невозврата. Стало понятно, что захватившая власть в Киеве преступная хунта совершенно недоговороспособна и готова пойти на любые — даже самые страшные преступления. Последующие события в Донбассе только подтвердили это.

Трагедию в Одессе нередко называют Одесской Хатынью — по аналогии с преступлением идейных предшественников современных украинских нацистов из 118 шуцманшафт батальона СС, которые 22 марта 1943 года учинили зверскую расправу над мирными жителями белорусской деревни Хатынь. Ни в чем не повинных людей согнали в колхозный сарай, который затем облили бензином и подожгли. Пытавшихся спастись из огня людей каратели расстреливали из пулемётов. В огне белорусской Хатыни погибли 149 человек, в том числе 76 детей.

Кто мог подумать, что спустя 71 год аналогичное преступление вновь станет возможным и осуществится под прицелами телекамер на глазах у всей мировой общественности? И большая часть этой самой пресловутой мировой общественности, на каждом углу кричащей о ценности «слезинки ребенка», просто проигнорирует такое средневековое варварское убийство мирных жителей европейского города, вышедших высказать свое несогласие с проводимой незаконной властью политикой. Равно как проигнорирует и расстрелы мирных городов и сел Донбасса.

Возмездие неотвратимо…

 

Спустя три года после трагедии в Одессе, никто из организаторов и непосредственных исполнителей кровавой бойни в Доме профсоюзов так и не понес ответственности. Преступный киевский режим, поддерживаемый западными паразитами от демократии, всячески препятствует проведению объективного расследования трагедии, покрывая убийц и возлагая всю вину за случившееся на жертв Одесской Хатыни.

«В этот день очень многие поняли, что нет никакого братства, — отметил в своем блоге писатель и общественный деятель, русский доброволец в рядах армии ДНР Павел Раста (позывной «Шекспир»). — ОНИ — не братья. И очень многие поняли, что с ЭТИМИ говорить по-человечески глупо. ОНИ — не люди. И многие добровольцы, поехавшие после этого воевать с НИМИ, шли уже даже не на войну. Потому что это была уже даже не война. Это был Крестовый Поход. Который может быть окончен только тогда, когда последней адской твари будет вбит осиновый кол в сердце. Или в то, что у этой твари вместо сердца».

АВТОР
Дмитрий Павленко

Поделиться:

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Похожие материалы

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)