Каталония и Донбасс: что общего и в чем разница?

Испанские власти заметно нервничают: новый парламент Каталонии, начавший свою работу 17 января, сходу взял под контроль сепаратистских партий секретариат, а главой парламента избрал 38-летнего Торрента, представителя партии, выступающей за отделение от Испании.

Дальше — хуже: в СМИ просочились закрытые договоренности трёх политических партий — сторонниц независимости Каталонии, которые контролируют 70 мест в парламенте из 135. Согласно пакту трёх, главой правительства Каталонии снова станет брюссельский беглец Карлес Пучдемонт, а все должности в правительстве достанутся только сепаратистам.

И тут у Мадрида началась форменная истерика. Еще бы: все попытки официальных властей повлиять на настроения избирателей и приглушить сепаратистские настроения в мятежном регионе с треском провалились. Не помогли ни введение управления регионом из Мадрида, ни аресты мятежных лидеров, ни яростная кампания в СМИ о якобы инспирировании Кремлём сепаратистских настроений в Каталонии. Все карты премьера Испании Мариано Рахоя оказались биты: каталонцы не простили ему ни грубого давления и кампании запугивания, ни арестов своих лидеров. Они снова демонстративно проголосовали за сепаратистские партии.

Подавленный и униженный таким исходом премьер-министр Испании Мариано Рахой воспринял итоги каталонских выборов как личное поражение. Из правительственного дворца Монклоа зазвучали глухие угрозы в адрес парламентариев и нового главы парламента Каталонии. Ну, а по Пучдемонту прошлись все — от Рахоя до лидеров проправительственных партий. Они дружно высмеивали его идею появится в парламенте на экране монитора из Брюсселя для участия в процедуре выбора главы правительства. Визг стоял истошный: как только не обзывали Пучдемонта — и «плазменным премьером», и «мультиком», и «картонной дурилкой». А когда и это не помогло, премьер Испании снова пригрозил статьей 155 Конституции, которая позволяет повторно распустить парламент Каталонии.

Но это уже будет грандиозным скандалом и в Мадриде понимают это. Противостояние Каталонии и центральных властей зашло слишком далеко. Голосование за кандидатов сепаратистских партий становится уже чем-то вроде национального спорта для каталонцев, демонстрацией их решительности и пренебрежения к вороватому премьеру Мариано Рахою. Тактика Пучдемонта понятна: загнать Мадрид в тупик и вынудить перед лицом очередного позора на повторных выборах, а это неминуемо случится, сесть за стол переговоров. Мадрид уже дрогнул и по всем каналам даёт понять, что он примет любого другого кандидата от сепаратистов на должность премьера Каталонии, но только не Пучдемонта. Но сепаратисты хотят заставить Мариано Рахоя испить всю чашу позора.

Уже понятно, что процедура избрания Пучдемонта по скайпу из Брюсселя будет сходу не признана властью и оспорена в суде. Ясно, что испанское карманное правосудие вынесет вердикт в пользу власти. Начнётся игра нервов: Мадрид будет требовать от каталонского парламента другого премьера, а парламент будет стоять на своем. Если нервы ни у кого не сдадут, то парламент может обратиться в европейские международные суды с иском против правительства Испании. Конфликт приобретёт затяжной характер, а безвластие в крупнейшем промышленном регионе негативно скажется на экономических показателях Испании, экономика которой выходит из кризиса.

С тревогой следят за перетягиванием канатов в Испании и в Брюсселе: ЕС не хочет влезать в конфликт, а придётся, если Мадрид будет упорствовать. На это и рассчитывают сепаратисты.

Что же общего между Каталонией и Донбассом? И тут и там местные регионы отказываются подчиняться центральной власти. В Донбассе Киев, поддержанный США и ЕС, встал на путь развязывания гражданской войны. Был выбран силовой вариант разрешения конфликта. И причина понятна: вмешалась геополитика. Запад силой оружия надеется не допустить сползания Украины или ее части под контроль России. Против Кремля был применен весь набор санкций и ситуация будет только ухудшаться: на пороге новый американский санкционный пакет против российского руководства и связанных с ним частных и государственных компаний.

В Каталонии иная ситуация: ЕС и США категорически против силового варианта разрешения там конфликта. И в Вашингтоне, и в Брюсселе, несмотря на развязанную ими кампанию в СМИ о якобы имеющем место разжигании Россией каталонского сепаратизма, прекрасно понимают, что там и не пахнет «русским следом» . Нет там никакого геополитического противостояния с Россией. А вот на Украине — другое дело. И в этом главное отличие двух кризисов — каталонского и донбасского. И течение конфликтов иное.

В Каталонии Мадрид использует юридические, легальные методы подавления сепаратизма в отличие от Украины. Там взяли тактику изматывания сепаратистов, которым максимум что грозит, так это тюремное заключение. В юридический хоровод будут втянуты все международные европейские инстанции и в этом затяжном конфликте выиграет тот, у кого нервы окажутся крепче. Если вмешательство испанской армии в каталонский конфликт просто взорвало бы всю Европу и привело к вспышке сепаратистских настроений во Франции, Германии, Бельгии и Великобритании, то использование украинской армии в конфликте на Донбассе поощряется Западом.

На Донбассе Киев взял на вооружение военное подавление конфликта, срывая любые формы заморозки противостояния. И в этом конфликте опирается на полную поддержку США и ЕС. Киевские власти также пытаются привлечь на свою сторону и международные суды и инстанции. Это и Международный суд в Гааге, и Международный трибунал в Гааге, и ЕСПЧ. Но это оружие обоюдоострое: развязанная Украиной кампания террора и запугивания жителей Донбасса, бомбардировки мирных жителей в начальной стадии конфликта, массовое применение пыток и насилия как в зоне АТО, так и на подконтрольной Киеву территории Украины все чаще попадают под огонь критики ООН и международных правозащитных организаций.

Все это даёт Москве основания начать активное международное юридическое преследование военно-полицейского режима на Украине за все его зверства в отношении мирных жителей. К сожалению, Москва пока вяло ведет работу в этом направлении, недооценивая всю важность для общественного мнения Европы запуска юридического механизма выявления и преследования системных нарушений прав и свобод на Украине, особенно свободы слова, в целях международной изоляции режима Порошенко».

Поделиться:

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Похожие материалы

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)