В Днепре похитили бронзовый бюст сестре милосердия Дарье Севастопольской

В Днепропетровске был похищен бронзовый бюст легендарной сестре милосердия Дарье Севастопольской, который был установлен в Севастопольском парке. 

«Информация к нам поступила сегодня утром. На месте работает следственно-оперативная группа. материальный ущерб устанавливается», — сообщила сайту «Днепра вечернего» пресс-секретарь городского отдела полиции ГУ НП в Днепропетровской области Мария Стадник.

Дарья Лаврентьева Михайлова родилась в селе Ключищи возле Казани в семье матроса Лаврентия Михайлова. В 1853 году её отец погиб во время Синопского сражения. 

2 сентября 1854 года англо-французский корпус высадился в районе Евпатории, во время Крымской войны. После битвы на Альме 8 сентября российские войска начали отступление. В их обозе находилась Даша,18 летняя сирота. 
Во время обороны Севастополя Дарья Михайлова, не имеющая медицинского образования, в числе первых среди «севастопольских патриоток» — жен, сестёр, дочерей участников обороны, оказывала помощь раненым и больным защитникам Севастополя. Не зная её фамилии, долгое время её называли Дарьей Севастопольской. 

«Севастопольской» её окрестила народная молва, под этим именем она сохранилась в воспоминаниях врачей — участников войны. И только недавно, в Центральном военно-историческом архиве были найдены документы на имя Дарьи Лаврентьевны Михайловой. 

За свой подвиг во время войны была награждена императором Николаем I золотой медалью с надписанием «За усердие» на Владимирской ленте для ношения на груди. 

В Севастополе, находившимся под обстрелом, царил хаос. Знаменитый адвокат Анатолий Федорович Кони вспоминал:

«Заслуженный генерал рассказывал мне следующий эпизод из последних дней жестокой бомбардировки многострадального Севастополя, когда в день выбывало из строя ранеными и убитыми до трех тысяч человек; начальник, которого рассказчик, будучи еще молодым поручиком, сопровождал ночью на позиции, не мог удержаться от горестного восклицания при постоянной встрече с носилками, на которых несли умирающих. Из темной массы живого «прикрытия», лежавшего на земле, поднялась чья-то голова и ободряющий голос произнес: «Ваше превосходительство, не извольте беспокоиться: нас еще дня на три хватит!»

И тогда Даша совершила поступок, странный для постороннего взгляда. Соседи решили, что, видно, бедная сирота тронулась умом от горя и страданий, но она действовала совершенно осознанно и целеустремленно, по велению своего сердца. Отрезала косу, переоделась в форму матроса, продала все свое имущество, обменяла свою драгоценную корову, которая не давала ей умереть с голода, на лошадь с повозкой. Накупила уксуса и белого полотна и превратила свою повозку в перевязочный пункт.

Дашина повозка двинулась к берегам Альмы, туда, где шло одно из тяжелейших сражений Крымской войны — Альминское. Эта «карета горя», как прозвали жители Корабельной стороны повозку «помешавшейся сироты», стала первым в истории перевязочным пунктом на поле боя.

Целыми днями, без устали, Даша ездила на передовую и обратно, вывозя раненых, за которыми некому было ухаживать, при этом не разбирая, кто перед ней – русский, француз, англичанин или турок.

После поражения русских войск при Альме, под Балаклавой и Инкерманом началась блокада Севастополя. Один из домов Даша приспособила под госпиталь. Ей помогали другие женщины, делая то, на что хватало сил и средств, а необходимые перевязочные материалы, еду, одеяла приносили горожане. Даша пережила удар, когда осколком убило ее лошадь, и ей пришлось вытаскивать раненых на себе, но, к счастью, один из офицеров приказал привести ей новую. А вскоре вместе с другими добровольными сестрами Даша перешла в подчинение к знаменитому хирургу Николаю Ивановичу Пирогову.

В Крым «для поднятия духа русского воинства» приехали младшие сыновья императора, Николай и Михаил. Они же и написали отцу о том, что в сражающемся Севастополе «ухаживает за ранеными и больными, оказывает примерное старание девица по имени Дарья». Николай I приказал ей пожаловать золотую медаль на Владимирской ленте с надписью «За усердие»

Как и Даша, золотыми медалями «За усердие» на Владимирской ленте были награждены сестры Крыжановские – Екатерина, Васса и одиннадцатилетняя Александра. Но все они не были медиками, в которых очень нуждался Пирогов. И тогда он призвал «употребить все свои силы и познания для пользы армии на боевом поле» медсестер Крестовоздвиженской общины Петербурга, созданной по инициативе и на средства княгини Елены Павловны Романовой, вдовы младшего брата императора Николая I.

Вскоре из столицы в Севастополь прибыли три отряда сестер милосердия. Среди них Екатерина Грибоедова – сестра писателя и дипломата Александра Грибоедова, Екатерина Бакунина – дочь сенатора, внучатая племянница фельдмаршала Михаила Ивановича Кутузова, и другие… «

****

Во время Крымской войны 1853-1856 гг. Екатеринослав (первое название Днепропетровска) — первый крупный губернский центр к северу от Крымского полуострова — стал стратегически важным тыловым центром. Екатеринославская губерния активно снабжала фронт хлебом, лошадьми, медикаментами. С 1854 года через Екатеринослав и днепровскую переправу отправлялись из Центральной России на Юг десятки тысяч подвод с продовольствием и оружием. Во время войны в городе располагались военные части, которые впоследствии отправлялись на фронт.

В кратчайший срок на территории Екатеринославщины была развернута обширная сеть временных военных госпиталей. Главные «обывательские» (частные) и казенные здания в губернском и уездных городах (Александровск, Павлоград, Никополь) были отведены под временные госпитали для размещения раненых солдат. В Екатеринославе для этой цели приспособили здания дворца Потемкина (ныне Дворец культуры студентов ДНУ), богоугодных заведений (областная больница им. Мечникова), специально устроили лазареты. Екатеринославские госпитали дважды, в 1855 — 1856 гг., осматривал выдающийся хирург Николай Пирогов.

Большая часть перемещенных из Севастополя военных, находившихся в Екатеринославских госпиталях, умерла и похоронена здесь же, в городе на кладбище, получившем название Севастопольского. На период войны Екатеринослав был выбран главным сборным пунктом всех высылаемых из Севастополя больных и раненых воинов, равно и военнопленных англо-французских войск. Это значит, что в екатеринославских госпиталях умирали, здесь же были погребены и русские, и европейские военные.

Кладбище функционировало вплоть до начала Великой Отечественной войны. Во время военных действий сгорела Лазаревская церковь. В 1949 г. решением горисполкома кладбище закрыли. После перенесения останков части захороненных приступили к благоустройству территории. К 1955 году (столетие окончания Севастопольской обороны) на этой территории был создан Севастопольский парк с мемориальным комплексом. Руководил проектом видный днепропетровский архитектор Олег Борисович Петров. На месте руин Лазаревской церкви устроена братская могила, насыпан холм, на котором возведен монумент из белого инкерманского камня. Неподалеку сооружены триумфальная арка и аллея Героев:

  • военный врач Пирогов Николай Иванович,
  • матрос Шевченко Игнатий,
  • матрос Кошка Петр Маркович,
  • матрос Заика Федор,
  • сестра милосердия Севастопольская Даша,
  • адмирал Нахимов Павел Степанович,
  • вице – адмирал Корнилов Владимир Алексеевич,
  • контр – адмирал Истомин Владимир Иванович, отличившихся во время обороны Севастополя.

После 1991 года Севастопольский парк и мемориальный комплекс пришли в запустение и стали стремительно разрушаться. В ночь с 7 на 8 марта 1997 года рухнула триумфальная арка. Исчезли два бюста с аллеи Героев, фрагменты главного монумента; на территории кладбища вырыт большой котлован для строительства религиозного центра одной из общин адвентистов.

Парк был реконструирован кг дню Победы в 2008 году.

Поделиться:

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Похожие материалы

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)